Василий Ермаков: «Если что-то хорошее сделаешь для человека, хочется жить и делать для людей больше»

0
163

Я родился на земле

Так получилось в моей жизни,  что у меня два дня рождения. Я фактически родился 20 октября 1947 года. Тогда в октябре месяце мать и бабушка копали картошку на собственном огороде. Кстати, моя бабушка родилась в один год в Владимиром Лениным, в 1870 году, и умерла в возрасте 95 лет.

Тогда, когда копали картошку, мама набрасывала ее на пасканной фартук, из льняных волокон. Фартук был большой, где-то 70х70 сантиметров, и был к нему пояс такой толще пальца. Пояс этот был у детей предметом воспитания. И если ты не так что сделал, и баба тебе залепит хоть один матуз, этот след будешь две недели носить только так, и уже больше не будешь делать того, чего не надо.

Мать была беременна, и вот подняла этот фартук, в который вмещалась хорошая пудовая корзина бульбы, и рассыпала сразу… Короче говоря, родился я на картофельном поле… Ну, а записывать некогда было, или как там сложилось — получилось так, что меня записали только 15 января 1948 года.

Слишком рано стал взрослым

Отец мой отвоевал три войны: советско-финскую, Великую Отечественную войну (полностью блокаду Ленинграда) и попал еще на советско-японскую войну, воевал с японскими самураями. Пришел с армии в 1946 году.

Отец работал заместителем председателя колхоза, а потом заместителем бригадира МТС в колхозе.

Умер 16 июля 1959 года, ему было 39 лет. Мне же тогда было 11 лет, и был я самым старшим в  семье. А 7 сентября родился самый младший наш брат, пятый. Всего у нас одна сестричка и 4 хлопца.

Мать работала в бригаде, через какое-то время  ее поставили дояркой. Я помогал ей коров доить. Как только умер отец,  кем только ни приходилось поработать, чтобы что-то иметь. Был и пастухом. Коров кому надо пасти — просят. По булочке хлеба дадут за работу, или еще чего.

А в 13 лет дед Василь меня научил косить. У него была немецкая коса. Научился потом и за конем ходить, научился пахать, ходить за плугом, хоть там и силы столько было…

В 13 лет накосил я 1 гектар 42 сотки в совхозе «Чериковский», и заработал неплохую доплату и сено корове. Там же и скирдовали, и копы возил.

Кому б я самую первую благодарность хотел выразить, так это двоюродному брату Данилкину Ивану Алексеевичу, который научил меня работать на гусеничном тракторе ДТ-54. Благодаря ему, я в 15 лет научился пахать плугами. Из сельхозмашин тогда были плуги и сцепка – бороны, и был силосный комбайн. Брат меня к себе взял прицепщиком — гидравлики не было, нужно было тягать автоматический рычаг. И вот я с ним ездил и научился водить трактор, обращаться с автоматом: включать и выключать. На следующий год он мне говорит: «Давай попробуем ночью, получится ли у тебя пахать». Я с ним две ночи сходил — получается. И вот мы едем под вечер, он идет в скирду соломы спать, спит часов до 2 ночи, а я на тракторе пашу. В 2-3 часа просыпается, приходит к трактору, садится работать, а я на велосипед и еду домой, немного обмоюсь и ложусь спать, и на завтра иду в школу. Потом каждую весну, осень и лето ночью пахал. А  летом работал с ним на тракторе. А надо было на коне работать, работал и на коне. Так зарабатывал копейку, чтобы матери было подспорье.

В 1965 году совхоз «Чериковский» разделили на два совхоза: «Чериковский» и «Езерский», мы остались в «Езерском».

Учебе в академии предпочел помощь семье

Школу я закончил в 1966 году, руководителем совхоза тогда был Анатолий Петрович Козлов. И вот приезжает он ко мне домой вечером, матери  говорит: «Мне понравилось, что Ваш сын к технике хорошо относится и работает на технике, надо его на инженера направить учить в Горецкую академию». Мать сразу с радостью согласилась…

Поехал я в Горки. Ночь перед экзаменом не сплю, все думаю: что мне делать, как я мать оставлю одну с четырьмя маленькими детьми. Такой страх за детей одолевал, боялся, что из-за этой учебы я загублю мать, ведь она старательная была: все для детей. И ночью сам себе решил не сдавать экзамен.

Вытянул билет, знаю ответ, но сижу и молчу. Экзаменатор спрашивает: «Чего молчишь?». А я ему — не буду поступать, вчера хотел, а за ночь раздумал, потому что у меня сложное семейное положение. И не пошел.

Покуда домой ехал, председатель приемной комиссии позвонил директору совхоза. Пока я из Черикова в Селище пешком пришел, директор уже стоит возле двора, и ремень из брюк достает — хотел уже лупить. Ну, я ему и рассказал, почему так решил.

От испытательного срока до председателя сельхозпредприятия

Тогда мне Анатолий Петрович и говорит: «Иди, вон на рыжего коня. Кроме как коня ничего не получишь».

Ну, дал мне бригадир рыжего коня, и я всю осень и зиму навоз из сараев на коне вывозил — тогда ж механизации никакой не было. Сено с луга, из-за Сожа возили. Еще ж надо было научиться в воз складывать сено: там нормы были, 340 килограмм одному нужно наложить воз, потом уже мужики собираются, связывать помогают. А если меньше нормы, значит, меньше будет зарплаты. Дня два привозил меньше, пока научился складывать возы.

До весны доработал, директор вызвал к себе: «Ну, ладно, испытание выдержал, иди у секретаря почитай приказ». Тогда назначили меня бригадиром тракторной бригады. Как раз начинался весенний сев.

Спустя почти два года меня отправили учиться в техникум по подготовке руководящих кадров колхозов и совхозов на ускоренное отделение, где нужно было учиться 2 года. Вышел из него агрономом-организатором. И направили меня в колхоз «Прогресс» агрономом. Тогда этот колхоз был в районе самый за-кредитованный, самый бедный. Не только финансово, но и по плодородию почв.

Два года я поработал агрономом. На второй год моей работы в два раза увеличилась урожайность зерновых, картошка выше пошла. Тогда я получил первую награду — путевку на выставку ВДНХ в Москву. Поступил в академию заочно и избрали меня председателем колхоза.

17 лет жизни «Прогрессу»

В то время в колхозе не было ни одного электродвигателя, кузница стояла, в которой был ручной мех. В сараях нигде ни водопровода, ни навозоудаления. Коров гоняли поить к речке или к колодцу, где стояли корыта. Сараи все развалены…

Ну что я, пацан, мне 23 года. Агрономическое свое я понимал, а остальное… Как руководить? С чего начинать? Думал как это хозяйство поднять, как его сделать рентабельным.

И вот… начал. В первую очередь работали над кормами. Луг тогда был заливной. Я полностью культуртехнику луга сделал.

На третий год работы руководителем мои колхозники получили первую тринадцатую зарплату. И все спрашивали друг у друга: «А что это такое?». То каждый месяц не могли зарплату дать, а тут еще дали тринадцатую.

Ну и как-то закрутилось, получилось. Начал я с российскими руководителями сотрудничать, торговать семенами.

Находил общий язык с руководителями других предприятий Могилевщины, «добывал» зерно на комбикорм, удобрения.

За три года я полностью погасил кредиты и начал отстраивать колхоз. Собрал всех мужиков: если ты не механизатор или животновод, то ты строитель. Организовал три строительные бригады, и три строительные бригады «шабашников».

За время работы председателем колхоза я полностью реконструировал все фермы. Те, что совсем развалились, убрал бульдозером. Построил два новых комплекса — в Рогалино и в Соколовке. Сделал дом механизатора, мехдвор, станцию              техобслуживания. Все полностью механизировал. Зерносклады были механизированы, работали 4-5 машинистов — больше людей не было, разве что школьников летом брали, где что подмести.

Во всех сараях было механизировано навозоудаление.

Картофеля мы тогда сеяли 230 га, полностью механизировали весь процесс, даже загрузку семян в сажалки.

Делал все для людей — облегчить им труд, обеспечить нормальные условия работы и отдыха. Дом животновода был с баней, человек 20 могли мыться, с душевыми. У меня был очень хороший токарь Евгений  Никитич Масыренко, который помог мне сделать такое приспособление как душ Шарко. Когда я был в санатории, приглянул эту идею. В бане сделал плавательный бассейн.

Сразу приучал работников ходить в баню, потом уже поняли, оценили и пользовались.

Золотые были люди у меня механизаторы.

Делился опытом: на базе «Прогресса» провели 4 областных семинара по разным направлениям.

А сейчас очень жалко и обидно, что все, что мы построили с коллективом, приходит в негодность.

На посту руководителя района

Потом поработал какое-то время председателем райкома профсоюзов АПК, начальником управления сельского хозяйства, в 1990 году меня избрали председателем районного Совета депутатов, и назначили председателем райисполкома — тогда два этих поста не делили.

Это было непростое время: отголоски Чернобыля, развал Советского Союза… Зарплаты, пенсии не платили месяцами, люди возмущались.

Отдельная история — Чернобыль. Приходилось выезжать в деревни, уговаривать и заставлять людей выезжать из своих домов.

За время работы, тогда когда еще ни один район, пострадавший от аварии на Чернобыльской АЭС, не занимался строительством, у нас  был построен дом № 7 по улице Рокоссовского, общежитие № 9 по этой же улице. Во время моей работы руководителем района был построен пятиэтажный корпус райбольницы. Чериковский район самый первый среди пострадавших районов был газифицирован.

Были подготовлены документы на строительство четырех-этажной поликлиники, планировали в 1996 году сделать фундамент здания, за 97 год полностью выложить здание, а в 98-ом заниматься отделкой и ввести поликлинику в эксплуатацию. Бассейн под строительство поликлиники до сих пор так и стоит… А в Кричеве построен новенький корпус по проекту нашей поликлиники.

Планировали и строительство физкультурно-оздоровительного центра.

Но в октябре 1996 года по состоянию здоровья пришлось оставить работу.

Самое главное — поддержка

Понятно, что если жена тебя поддерживает, с детьми все в порядке, и по жизни все в порядке. У меня так сложилось, что жена моя — Лидия Михайловна  — очень хорошая женщина. Два сына — Гена и Вадим — которые меня никогда не подведут. У меня четверо внуков: три внучки и один внук.

Семья — это основа. Благополучие в семье стало целью моей жизни с того времени как остался сиротой, самым старшим в семье.

Со всей ответственностью могу сказать, что никогда в жизни не был строгим отцом.

Спасибо тем, кто был рядом

В честь своего юбилея хотелось бы выразить слова огромной благодарности многим людям, благодаря пониманию, трудолюбию, отзывчивости которых, многое у нас получалось.

Была у меня в колхозе «Прогресс» полеводческая бригада в деревне Припечино, в ней работало 43 женщины. Я им благодарен за труд.

Слова признательности — всем строителям, всем механизаторам, которые со мной работали с 1970 по 1987 годы. Мне повезло работать с лучшим агрономом в районе — Василием Устиновичем Каптеловым. Отдельные слова благодарности — главному экономисту Раисе Николаевне Войтаковой, моей инженерной службе — Николаю Михайловичу Марускову и Виктору Андреевичу Изотову, Ивану Федоновичу Галавневу, начальнику производственного участка № 1 Николаю моисеевичу Климкову. Все эти люди полностью отдавали себя работе, благодаря чему и достигали мы достойных результатов.

Хотелось бы вспомнить добрым словом моих бывших подчиненных работников райисполкома: Николая Антоновича Сипача, Наталью Михайловну Киселеву, Наталью Романовну Готовчик. Я благодарен им за помощь и поддержку, за то, что всегда могли мне подставить плечо.

Нельзя не упомянуть моего самого дорогого друга, соседа, любимого человека Владимира Акимовича Механикова, с которым мы кроме всего прочего были коллегами — и тогда, когда он работал директором эксбазы “Чериков”, и когда возглавлял межрайгаз. Именно в то время мы занимались газификацией района. Также за помощь и поддержку я очень благодарен Павлу Алексеевичу Кончицу, с которым мне посчастливилось работать 10 лет.

Прожил я такое счастливое время, когда мне очень хотелось работать для людей и делать людям добро. И я очень сожалею о том, что сейчас к людям труда многие руководители относятся совсем не так, как относились мы.

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here